.RU

Учебная литература по гуманитарным и социальным дисциплинам для высшей школы и средних специальных учебных заведений готовится и издается при содействии Институ - страница 7


105

ну, следует различать «объект наблюдения» и «объект исследования». В ряде работ, а также в статье «Принцип дополнительности в социо­логии», опубликованной в знаменитом сборнике научных трудов по ма­тематике и социологии (ставшем знаменитым из-за нападок цэковских идеологов)4, утверждается та мысль, что в социологическом исследо­вании объектом изучения становится взаимодействие в системе «объект — условия наблюдения». Или иначе, взаимодействие между «объектом наблюдения» в классическом смысле (в естествознании это реальность, функционирующая независимо от естествоиспытателя, наблюдателя) и «условиями наблюдения» (совокупность средств и методов измерения, включая исследователя). Схематически объект ис­следования в социологии можно изобразить так:

^ ОБЪЕКТ НАБЛЮДЕНИЯ

УСЛОВИЯ НАБЛЮДЕНИЯ

СОЦИОЛОГ

НАБЛЮДАТЕЛЬ

Теперь можно сформулировать различия между объектами наблю­дения трех основных методов социологического исследовании семьи. При анализе документов (семейных писем, фотографий, дневников и т. п. результатов семейного поведения) весь изучаемый материал со­здавался вне социолога и без его влияния, тогда как при опросе анке­ты и вопросники либо схемы интервью конструируются социологом, и в этом смысле объект наблюдения уже не может считаться класси­ческим, т. е. существующим вне социолога. Что касается собственно метода социологического наблюдения (включенного, когда социолог гостит в семье и наблюдает за семейными событиями, и невключен­ного, когда социолог наблюдает за поведением семей где-нибудь на ули­це, в кафе, в парке, на пляже и т. д.), то здесь объект находится вне наблюдателя, но феномены семейного поведения каким-то образом фиксируются (камерой, диктофоном, журналом наблюдения и т д.). В любом случае имеется схема наблюдения, которая избирательно фик­сирует данные, и в этом смысле материал непосредственных наблю­дений несет в себе следы двойственности.

С одной стороны, в отличие от опроса социолог не обращается не­посредственно к мнениям своих респондентов, но при включенном наблюдении он самим фактом своего присутствия влияет на все про­исходящее. При невключенном наблюдении методом скрытой каме­ры (или «подглядывания» в замочную скважину) социолог остается

J БоролкинФ М.. Алексеев И. С. Принцип дополнительности в ссшиологии // Моделирование социальных процессов. М.: Наука, 1970.

106

инкогнито для наблюдаемых, но отбор и считывание информации находятся опять же под влиянием схем наблюдения, концепции иссле-ювания и даже личностных установок наблюдателя. С другой сторо­ны, в сравнении с анализом документов наблюдатель сам участвует в сотворении документов наблюдения, и поэтому искажающее воздей­ствие конвенциальных предпосылок исследователя сильнее, чем при контент-анализе. Конечно, можно сказать, что собственно работа с документами также зависит от их отбора, схем кодирования, т. е. опять от теории и исследователя, его опыта и предпочтений. По-видимому, при включенном и участвующем наблюдении (когда социолог сам яв­ляется участником событий и вольно-невольно влияет на них) отли­чие метода наблюдения от анализа документов наибольшее. Что же касается иных типов наблюдений — «неучаствующих», когда факт на­блюдения остается неизвестным для наблюдаемых, то отличие от ана­лиза документов тут весьма относительное. Другое дело, что обеспе­чить подобное наблюдение за семьями в естественной обстановке на­много труднее, чем воспользоваться семейными фотографиями или письмами.

Таким образом, при сопоставлении объектов наблюдения трех ме­тодов сбора информации выяснилось, что все они не могут считаться независимыми от условий исследования и исследователя. Вместе с тем классическое понимание объекта наблюдения может скорее всего от­носиться к документу, как безусловно находящемуся вне исследовате­ля и создававшемуся до и безотносительно к какому-либо исследова­нию. Материалы самозаполняемых анкет и зафиксированные социоло­гом бланки интервью вряд ли можно назвать существующими вне вся­кого исследования. Следует отметить, что вопрос о типах документов и их особенностям в рассматриваемом здесь смысле не обсуждается. Так­же хотелось бы подчеркнуть еще один момент — наше изложение каса­ется только первого этапа социологического исследования, а именно: этапа составления программы, разработки теоретического раздела. Пос­ледний этап анализа данных имеет дело со вторичной информацией, уже обработанной на компьютере и связанной с проверкой гипотез. Тут уже влияние метода сбора первичных данных не ощущается.

Однако разные виды документации (поскольку они составляются Участниками интеракций) могут, в свою очередь, характеризоваться той или иной ориентированностью на возможное наблюдение со стороны Участников взаимодействий, более того, преследовать цели воздействия мй них, изменения их поведения. В этом отношении все виды докумен-тов оказываются учитывающими возможность исследования, поскольку обиходная интерпретация жизненных ситуаций предполагает иных интерпретаторов.

107

С точки зрения феноменологической социологии любой документ есть продукт взаимодействия интерпретаций, взаимных исследований друг друга (будь то индивиды, партии или фирмы). Интерпретацион­ная социология видит, конечно, разницу между непосредственными и косвенными интерпретациями, но объект наблюдения в любом слу­чае оказывается не вне интепретатора-исследователя. Социальная ре­альность, как конструируемая в ходе взаимодействующих интерпрета­ций и постоянно оставляющая овеществленные «следы» этих интерак­ций в виде тех или иных документов, не может быть вне наблюдателя. Даже если взять личные документы, личные дневники, создаваемые на­едине с самим собой и как бы лишь для себя, надо помнить, что их авторы не могут не подлаживаться невольно под тех значимых других, которые всегда незримо присутствуют между исповедующимся и чис­тым листом бумаги. Пример отчаянья одиночек убеждает, что и они всегда действуют перед аудиторией, как бы оглядываясь на публику: предсмертные записки — это последний диалог со своей референтной группой.

Отмечая относительность обозначения документа как классичес­кого объекта наблюдения (лишь условно пребывающего вне исследо­вания в широком смысле), тем не менее следует усвоить, что в срав­нении с анкетой и материалами наблюдений это различие остается существенным. Поэтому данные архивов, статистики, справочников, словарей и другие овеществленные, реифицированные части социаль­ной реальности, являясь сконструированными в феноменологическом смысле, будут считаться в узком смысле «естественными», специаль­но не создаваемыми в угоду социологическим исследованиям.

Преимущества метода документов. В социологии семьи практически нет классических объектов наблюдения, находящихся вне социолога. Это не должно вести нас к агностицизму, к признанию не­возможности познать что-либо. Напротив, понимание действитель­ной сложности социального познания является мощным стимулом к научному поиску, стремящемуся преодолеть все каналы деформа­ции данных.

Первый практический вывод отсюда — сократить до минимума ан­кетирование и интервьюирование, расширить исследовательскую ра­боту с документами разного рода. Поскольку все может стать «доку­ментом» — письменным, словесным (вербальным), иконографическим (нарисованным иди изобразительным), музыкальным, фотографичес­ким, фонетическим, фольклорным и т. д., то следует вслед за корифе­ями семейной социологии изобретать все новые и новые виды семей­ных документов вслед за Ле Пле, который предложил наблюдать за бюджетами доходов и расходов (и что позже способствовало изучению

108

бюджетов расходования времени), или вслед за канадским социологом и историком Филиппом Ариесом, который исследовал средневековую живопись на предмет оценки социальной роли детей и значимости се­мейного образа жизни5.

Документ как отражение семейно-групповой жизнедеятельности (семейных циклов, тенденций поведения, ритуалов и церемоний) в большей мере выражает целостность семейного бытия, чем индивиду­ально заполняемые анкеты или бланки индивидуальных интервью. При опросе семей, как показывает практика разного рода «статистики мне­ний», в фокусе внимания постоянно оказывается индивид. В демогра­фических опросах о числе детей и беременностей всегда источник ин­формации женщина, хотя рождаемость — итог репродуктивного пове­дения семьи.

Даже опросы супружеских пар редки, и то немногое, что делалось в этом направлении, обнаружило свою ценность (так как были выяв­лены существенные расхождения мнений мужей и жен) и высокую про­гностическую полезность согласованных установок супругов6. Разуме­ется, сложность построения выборки семей (а не индивидов, как обыч­но делается) и трудоемкость проведения общесемейных опросов с уче­том повышения стоимости такой работы отбивают охоту у большин­ства социологов к посемейным опросам. Но поэтому все более акту­альной является перестройка на работу с документами, хотя это пред­полагает более высокую квалификацию социолога.

При опросе опытные социологи разрабатывают теоретический раз­дел и основы инструментария, передоверяя сбор информации, ее ко­дировку и обработку своим помощникам.'При использовании метода документов высокая квалификация необходима для получения первич­ных данных. Извлечение искомой информации из документов, как бы ни был формализован этот процесс, по-видимому, самая ответствен­ная процедура, ее новичкам или практикантам не доверишь. В этом, еще одна причина недостаточной распространенности метода докумен­тов вообще в социологии.

Документ как источник первичной информации о семейных струк­турах и процессах весьма эффективен, даже если ограничиться пона­чалу одними письмами, дневниками, фотоальбомами, рассказами о се­мейной истории. Увлекательными головоломками становятся задачи по расширению круга разновидностей документов в социологических.

5Aries P. Centuries Of Childhood. Penquin Books, 1973.

6Антонов А. И. Проблемы измерения репродуктивной мотивации//Раз-витие населения. М., 1974; Его же. Социологические методы // Система зна­ний о народонаселении. М., 1976; Антонов А. И., Медведков В. М. Вто­рой ребенок. М., 1987.

109

исследованиях жизненного цикла семьи, семейного поведения и семей­ных взаимоотношений.

О социографических параметрах. Следует внести уточне­ние вот еще в какое обстоятельство. Метод документального исследо­вания не стоит путать с измерением 0-параметров, т. е. таких социог-рафических характеристик, которые И. С, Алексеев и Ф. М. Бородкин считают не зависящими от способа измерения вообще (пол, возраст, место рождения, национальность, к этому можно добавить семейную принадлежность, цвет глаз, рост, вес и т. д.). Преимущества документа в сравнении с анкетой и схемой наблюдения выявляются при измере­нии S-параметров, т. е. таких характеристик, которые становятся из­меримыми лишь в момент взаимодействия условий и объекта наблю­дения. Сама мера этих параметров (элементов семейного поведения: мотивов, установок, ценностных ориентации, элементов семейного цикла жизни и внутрисемейного «климата») возникает в зависимости от типа взаимодействия в системе «объект — условия наблюдения».

Социографические характеристики пола и возраста в социологии семьи не имеют самостоятельного значения, хотя и могут использо­ваться в комплексе с другими параметрами при описании жизненного цикла семьи (например, продолжительность брака и стаж семьи могут определяться в годах в зависимости от среднего возраста членов семьи в моменты наступления тех или иных стадий цикла).

В демографии семьи характеристики пола и возраста являются од­ними из основных, отсюда постоянное тяготение демографов считать «объективными» (из-за практики оперирования ими, т. е. 0-параметра-ми) все измерения «субъективных» параметров, но измеряемых чис­лами (например, статистика мнений о числе детей в семье, средние чис­ла детей — ожидаемые, идеальные, желаемые и т. п.). Возможность при­менения большинства математических процедур к числам детей и лет создает в демографии (благодаря манипулированию числами) иллюзию того, что измеряемая числами социальная реальность является клас­сическим объектом наблюдения, как это принято в естествознании.

Число как составной элемент статистического наблюдения в де­мографии семьи может реифицироваться, овеществляться как само­стоятельная, вне всякого социального исследования пребывающая сущность. Материалы подобных статистических наблюдений могут приравниваться по своему методологическому статусу к документу как источнику «объективной» информации о классическом объекте наблю­дения.

Между тем документ, как отмечалось выше, хотя и создается и су­ществует вне целей социологического исследования (в отличие от ан­кет, схем наблюдений и вопросников интервью), тем не менее не яв-

110

ляется методом измерения 0-лараметров или превращения в таковые всех тех феноменов, которые становятся «измеримыми» и «реальны­ми» лишь в момент возникновения системы «исследователь — иссле­дуемая реальность».

3.2. ^ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ УСЛОВИЙ И ОБЪЕКТА

ИССЛЕДОВАНИЯ В МИКРОСОЦИОЛОГИИ СЕМЬИ

ПРИ ОПРОСЕ, НАБЛЮДЕНИИ И КОНТЕНТ-АНАЛИЗЕ

В микросоциологии семьи изучаются семейные структуры и процес­сы применительно к жизненному циклу семьи, внутрисемейным взаи­моотношениям и семейному поведению. В социологическом исследо­вании при разработке теоретического раздела программы выбирается тип взаимодействия «условий и объекта наблюдения» (УН—ОН), а не опре­деляются ОН и независимо от него УН. В социологии, как отмечалось выше, невозможно получить ОН как «объект в себе». «Изоляция соци­ологического объекта от внешнего мира невозможна, так как связь с внешним миром будет осуществляться хотя бы через наблюдателя {или средства наблюдения). Поэтому эксперимент (наблюдение) воспроиз­водим лишь на уровне системы "условия наблюдения — объект"»7.

Именно свойство воспроизводимости данных заставляет усилить внимание в исследованиях семьи взаимодействию УН—ОН. Требова­ние воспроизводимости результатов любого социологического иссле­дования является обязательным по крайней мере в фундаментальных проектах. Без описания УН это требование неосуществимо: распола­гая лишь опубликованными результатами и не зная методов сбора дан­ных, инструментария, нельзя определить их обоснованность и надеж­ность. Тем более невозможно повторить исследование одного социо­лога другим. Если же УН даются фрагментарно, неполностью и без необходимых подробностей, то повторное исследование по своим дан­ным окажется несопоставимым с первым.

О воспроизводимости и сопоставимости данных. Прак­тически большинство публикаций о результатах проведенных исследо­ваний не содержит достаточной информации для их проверки, вери­фикации или для осуществления сопоставимости данных двух или бо­лее исследований, сходных по своим целям и методам.

Для примера сошлемся на итоги реферирования М. С. Мацковс-ким около 200 публикаций 1976 — 1983 гг., описывающих почти 50% эмпирических исследований брака и семьи тех лет.

'Алексеев И. С., Бородкин Ф М. Принцип дополнительности в социологии. С 43.

Таблица 3.1.

^ ЧАСТОТА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РАЗЛИЧНЫХ МЕТОДОВ И ПРОЦЕДУР

СБОРА ПЕРВИЧНОЙ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ

В СОВЕТСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ ПО СОЦИОЛОГИИ СЕМЬИ

(по данным М. С. Мацковского)8





Метод и процедура

Число работ

В % от общего числе

1.

Опрос без указания процедуры

35

13,7

2.

Интервьюирование

42

16.4

3.

Анкетирование

86

33,6

4

Тестирование

8

3,1

5.

Экспертный опрос

2

0,8

6.

Анализ документов

34

13,3

7

Наблюдение

22

8,6

8.

Эксперимент ,

3

1,2

9.

Не указано

24

9,3

10.

Итого

256

!00,0

Таким образом, в 23% числа работ вообше не указан метод сбора данных и читателям тем самым, предлагается поверить описаниям ре­зультатов со слов авторов. Здесь рассуждения об особенностях ОН в связи с отсутствием описания УН бессмысленны и выдают обиходную веру ученых в наличие «объекта в себе», общежитейскую убежденность в «объективности данных».

М. С. Мацковский обнаружил, что в публикациях об итогах исследо­ваний, собственно о методиках крайне мало сообщений. Остаются не­известными процедуры разработки индикаторов и индексов разного рода, шкал и тестов, их валидности, обоснованности и устойчивости. Только в 3% публикаций аргументировался выбор методики и техники исследо­вания, и лишь в 2% давались сведения об апробации методов и процедур в пробном, пилотажном исследовании. Не удалось найти ни одной ра­боты, где приводилась бы оценка данных с точки зрения их надежности. Большинство исследований семьи проводилось в рабочее время по ме­сту работы, а не на дому, причем опрашивались только одни женщины.

В большинстве публикаций не указан тип выборки (77%), не при­ведены расчеты выборочной совокупности, в 14% работ нет вообше численности выборки, единичны упоминания о применении более сложных методов обработки и анализа, чем простые распределения дан­ных. В разных исследованиях для измерения одних и тех же перемен­ных каждый раз заново изобретаются методики и приемы взамен уже

Мацковский М. С Социология семьи. С. 16

112

апробированных, доказавших свою пригодность. Наконец, поскольку анализировались публикации, было замечено, что журнальные статьи часто не отвечают требованиям описания результатов социологичес­ких исследований, т. е. в них нет четкой структуры изложения: целей, теории, методов сбора и обработки данных, полученных результатов и интерпретации их9.

Таким образом, практика отечественных исследований семьи была и остается далекой от идеала воспроизводимости и сопоставимости данных. Сохраняющееся методологическое невнимание к контролю си­стемы взаимодействия УН — ОН оставляет место для произвольных интерпретаций. В сложившихся условиях мода на качественные мето­ды анализа семейных феноменов и пренебрежение количественными методами могут усилить интерпретационный произвол. Качественные методики, ориентированные на анализ глубинных механизмов поведе­ния, обычно противопоставляются накоплению статистических дан­ных в социологических исследованиях10.

Но именно претензии на анализ «причинно-следственных связей» и «процессуальных характеристик» изучаемых явлений требуют не толь­ко четкой фиксации УН, но и детального описания всех характеристик взаимодействия УН — ОН. В свою очередь это предполагает учет всех взаимодействий системы УН — ОН, даже неконтролируемых и необра­тимых. Принципиальная неполнота знаний делает это неосуществимым, и, значит, сохранение неконтролируемых взаимодействий УН — ОН ведет в принципе к невоспроизводимости всех «качественных исследо­ваний» вместе и каждого из них по отдельности.

Как отмечают И. С. Алексеев и Ф. М. Бородкин, «основным тре­бованием к любой теории, построенной на эмпирической основе, яв­ляется возможность получения такой же теории на основе наблюде­ния, проведенного в другое время и в другом месте»11. Невоспроизво­димость системы УН—ОН [напомним, что в УН включен также соци­олог и что на самом деле речь идет о взаимодействиях (СН — УН) — (УН — ОН)] не дает надежды на сравнение данных двух и более иссле­дований, превращая любое из них в исключительное, «эксклюзивное». Поэтому финал очевиден: социолог, работающий с такой «качествен­ной» методикой, обречен на простой пересказ фактов и «пришивание» к ним выводов. Коли нет полного, статистического анализа УН — ОН, то нет и воспроизводимости исследований, сопоставимости данных и, следовательно, адекватности объяснения «причинных связей».

9 Там же. С. J4-19

10 Мел ьни ков О. Т. Качественные методы // Введение в практичес­
кую социальную психологию. М., 1994. С. 1S3.

11 Алексеев И. С., Бородкин Ф М. ук соч. С. 46.

из

5Н$5

Теоретически есть путь разрешения этой ситуации посредством применения двух альтернативных теорий к информации, полученной без статистического описания всех деталей системы УН ~ ОН. Если, к примеру, тендерное исследование распределения семейных ролей между супругами с помощью качественных методов вышло на некий факт, отчего не применить для его объяснения не только феминис­тскую, но и противоположную, фамилистскую, интерпретацию? Толь­ко в этом случае компенсируется невоспроизводимость «качествен­ных» исследований, но, к сожалению, ничего похожего не встречает­ся в нынешней практике тех, кто радеет о качественных методах в социологии семьи.

Вместе с тем проблема неполноты описания системы УН — ОН решается, как это и положено в социологии, благодаря применению статистических методов, адаптированных к вероятностному поведению социальных систем. Отказ от количественного подхода, как указыва­лось выше, лишает социологию фундамента и, по сути, ликвидирует ее как самостоятельную науку. Собственно говоря, поэтому в социо­логии интерес к качественным методам сопровождался заботой о ста­тистической определенности «качественного» содержания. Так и воз­ник «контент-анализ», направленный на выявление частоты тех или иных смысловых единиц текста, на интерпретацию наиболее часто встречающихся единиц как значимых, репрезентирующих ценности разного рода, определенное «содержание».

Только статистический характер описания данных говорит о ста­тистической же их воспроизводимости, хотя в социологии к тому же сама вероятностная природа интеракций социальных систем требует адекватного этой природе объяснения. В связи с этим еще одна цитата из Алексеева и Бородкина: «Для того чтобы когда-либо социология стала наукой сугубо аналитической, вообще не связанной со статис­тикой, необходимо, чтобы все люди обладали совершенно полным зна­нием обо всем. Но такое время никогда не наступит. Именно поэтому мы имеем все основания утверждать, что социологическая теория дол­жна быть обязательно статистической...»'-,

Типы взаимодействия условий и объекта социологи­ческого исследования. Социолог не выбирает объект исследо­вания, его выбор всегда направлен на тип взаимодействия в системе СН — УН — ОН (социолог или наблюдатель — условия наблюдения — объект наблюдения). В принципе между всеми элементами системы есть обоюдные связи, но в разных типах взаимодействия связи элементов различаются.


114

Алексеев И С.. Бородкин Ф. М ук. соч. С. 46-47.

На этапе разработки программы исследования в разных видах СИ (социологических исследований) можно найти разные типы взаимо­действий. Создаваемая социологом программа исследования застав­ляет начать схематическое изображение с элемента СН, так как от него зависит все остальное: СН —•-<УН—ОН). Сравним типы взаи­модействия при анализе документов и опросе. Социолог не создает документы, например, письма солдата родителям и сестрам и их письма к нему, но он разрабатывает схему считывания, кодирова­ния текста. Поэтому он как бы приспосабливается к специфике до­кумента, в этом смысле текст сам влияет на него, на изощренность применяемых шифров и кодов. Это схематически изображается так: СН _^Г (УН —ОН) (1), т.е. ОН влияет на УН и СН.

Теперь возьмем изучение семейных отношений методом анкети­рования. Разработка инструментария для проверки гипотез — это не­прерывный процесс уточнений, когда приходится менять индикаторы и теорию, поэтому обратное воздействие на СН идет от всего блока, так как ОН еще не в контакте с анкетой: СН -^- (УН •" ОН) (2).

Создание схем наблюдения приближается к схеме (2), ибо будущее поведение ОН неизвестно, и хотя схема (как и анкета) «навязывает» уже направленность ситуаций (ответов), тем не менее нет еще ситуа­ции наблюдения (или опроса). Это делает программу наблюдения гиб­кой, как бы настроенной заранее на непредвиденные моменты ОН. Раз­работка схем наблюдения напоминает сочинение анкет: тут уже кон­струируется сама ситуация наблюдения, составляется ее сценарии, и от будущего акта наблюдения ожидается, как на сцене от актеров, сле­дование расписанным ролям. При подготовке к анализу документов со­циолог вступает в непосредственный контакт с документами, и в этой «игре» один игрок пытается раскрыть карты другого.

Взаимодействие (2) более удобно для социолога: он как бы творит все, что хочет, с инструментарием. Процесс разработки вопросников интервью, схем наблюдения, анкет тем интересен, что, выражаясь фут­больным языком, «игра идет в одни ворота». В этом процессе создава­емый социологом продукт абсолютно пассивен — тут нет того чуда, которое происходит с поленом в руках папы Карло, когда вырезаемое личико Буратино тут же начинает строить гримасы.

Социолог в рамках требований к разработке анкет думает лишь о переводе своей любимой теории на язык эмпирических индикаторов, его беспокоят операцией ал и зация терминов, верификация гипотез, объем необходимой информации для демонстрации правильности своих идей. В этом нет ничего плохого, социолог весь поглощен проникновением в суть изучаемого. Но беда в том, что конструируемый им объект не мо­жет оказать никакого сопротивления произволу творца.

115

Напротив, метод документов тем и хорош, что специфика матери­ала постоянно довлеет над социологом. Документ не просто сопротив­ляется желанию исследователя «объять необъятное». Он заставляет ис­следователя в процессе разработки сети по выуживанию «золотой рыб­ки» приспосабливать «на ходу» УН и рабочую теорию к языку ОН. Сле­довательно, уже на стадии разработки инструментария всегда не укла­дывающаяся в рамки «живая жизнь» врывается в проекты и упорно навязывает себя. Неконтролируемое и необратимое влияние социоло­га — создателя познавательных средств и ситуаций — на модель изуча­емого объекта (при опросе) получает при взаимодействии (1) отпор от документа, репрезентирующего социальную реальность.

Социолог при анализе документов неизбежно оказывается исследо­вателем на всех этапах проведения социологического исследования, в том числе и на рассматриваемом этапе разработки кодов по считыва­нию информации, тогда как при анкетировании и интервью он конст­руктор, творец инструмента, не связанный по рукам и ногам сопро­тивлением материала. Социолог волен тут сконструировать любое подобие ОН, поскольку нет противодействия. В этом секрет моды на опрос среди социологов, «анкетомании» — этого почти «коленного реф­лекса» всех собирателей мнений.

Популярность опроса в сравнении с анализом документов связана также и с трудоемкостью последнего, хотя экономически опросы на­селения — более дорогое удовольствие (так как созданная в регионах сеть интервьюеров постоянно требует «подпитки», все новых и новых опросов). Для наглядности можно сравнить социолога-«анкетомана» с художником-абстракционистом, создающим на полотне свое виде­ние реальности, а социолога-документалиста — с художником-авангар­дистом или модернистом, берущим материал прямо из жизни (окур­ки, банки, бутылки) и составляющим из него свои «натюрморты».

На этапе сбора данных появляется межличностный контакт меж­ду интервьюером (наблюдателем) и респондентами, причем СН как бы раздваивается, разработчик анкеты, как правило, уступает место раз­датчику — сборщику заполненных анкет. Здесь уже сам процесс опро­са, готовые вопросник и схема наблюдения воздействуют на респон­дента. Отступление от предусмотренных процедур недопустимо, тут царит стандарт, иначе данные анкет будут несопоставимы. УН прямо влияет на ОН, который в свою очередь из-за живого общения также оказывается связанным с неконтролируемым воздействием на собира­емую информацию. В схеме (2) к прямой связи УН—"-ОН добавляет­ся обратное влияние объекта (УН ^^~ОН).

А что происходит на этом этапе с методом документов? Здесь по-прежнему отсутствует живой контакт (что снимает груз деформаций,

116

неконтролируемых взаимодействий данного рода). Второе отличие: тот же самый социолог, придумавший систему кодирования документов, начинает сам извлекать требующуюся информацию (исключение со­ставляет сложившаяся практика контент-анализа газет, где жесткие ин­струкции стандартизируют для кодировщиков считывание данных, хотя, по мнению опытных социологов, в ряде случаев содержание текста ускользает от тех, кто не участвовал в разработке кодов). Но даже для профессионала высшего класса анализ документов связан, во-первых, с привнесением в текст того, чего там нет, и, во-вторых, с пропуском имеющегося там содержания. Подобные «отсебятина» и «зевки» осо­бенно часты при изучении семейных документов, ибо личный опыт ко­дировщика заставляет пропускать очевидное («семейная слепота») и приписывать «свое» чужому. Таким образом, схема (1) остается той же самой на этапе сбора документальных данных.

Живой контакт между социологом и членами семьи при опросе и наблюдении втягивает их в систему межличностных отношений со всеми вытекающими отсюда последствиями для результатов опроса. Это значит, что возможно неконтролируемое взаимодействие даже при наличии стандартизированных бланков наблюдения и вопросников формализованных интервью. Непосредственное общение способно привносить особый смысл в восприятие и трактовку вопросов, сказы­ваться на интерпретации ответов. К сожалению, это общение «лицом к лицу» трудно изобразить схематически, поэтому все вышеизложен­ное относительно сбора данных при опросе и наблюдении заставляет поменять местами УН и ОН в схеме (I), так что теперь взаимодействие выглядит следующим образом: СН ^~(ПН j^~VH) (3).

На этапе завершающего анализа данных по проверке гипотез исчеза­ет живой контакт во всех типах социологического исследования. Вновь, как и на первом этапе, актуализируется блок СН—УН, но только с той разницей, что теперь социологу нельзя изменять УН (инструментарий и процедуры). Если какие-либо изменения все же происходят, то это уже прямая подтасовка данных. Здесь задают тон лишь УН, вобравшие в себя информацию об ОН и переадресуюшие ее аналитику. Полученный раз­ными методами материал о подтверждении — опровержении рабочих ги­потез может влиять на установки ученых, заставлять пересматривать свои теории в выводах (что случается огорчительно редко). Итак, тип взаимо­действия становится совершенно другим из-за перестановки мест элемен­тов схемы и в связи с противоположной направленностью воздействий: (ОН -•— УН)~^~ СН (4). Таким образом, наиболее подверженными не­контролируемым влияниям оказались (2) и (3) типы взаимодействий, наи­менее — (1), что следует помнить при выборе методов реализации целей исследования. Анализ документов уменьшает потенциальное искажение

117

данных благодаря сопротивлению самого материала и отсутствию живо­го контакта между исследователем и исследуемыми. Напротив, 'метод опроса удваивает и даже утраивает деформацию результатов.

3.3. ^ СПЕЦИФИКА ИЗУЧЕНИЯ ФОРМИРОВАНИЯ

И ВЫРАЖЕНИЯ МНЕНИЙ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ

ОПРОСА В ОБЛАСТИ СЕМЕЙНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Распространенность опроса при повышенной его ненадежности может стать в социологии и демографии семьи лазейкой к просачива­нию обиходных интерпретаций. Поэтому на этапе теоретической раз­работки программ исследований следует четко оговорить все ожидае­мые погрешности данных в связи с отмеченными особенностями 2-й и 3-й схем взаимодействий в системе условий наблюдения.

Необходимо также рассмотреть в контексте этих особенностей ряд проблем, относящихся к сложности формирования, выражения и фик­сации мнений при опросах разного рода. Фамилистические мнения бы­вают трех видов: 1) Мнения об истории семьи, о своем семейном пове­дении, о семейных взаимоотношениях; 2) Мнения о положении семьи в стране и в мире либо о региональной ситуации; 3) Мнения о суще­ствующей или предлагаемой семейной политике государства, губернии, района или других стран, мнения о рекомендуемых респондентом мерах семейной политики.

Мнения могут выявляться у любых членов семьи: у родителей и детей, мужей и жен, братьев и сестер, а также у родственников по ли­нии жены и мужа. Опрос может проводиться одновременно всех чле­нов семьи или порознь. Наконец, мнения могут фиксироваться лишь у лидеров семейных мнений либо у индивидов, доминирующих в тех или иных семейных ситуациях, или у так называемых глав семьи (как это было прежде в ряде «всесоюзных» переписей населения). Чаще всего в опросах (социологических и демографических) обращаются к жен­щинам и крайне редко к мужчинам и детям.

Социальная ситуация опроса является разновидностью социального поведения людей и строится по всем законам диспозиционнои регуля­ции поведения (термин диспозиция означает предрасположенность к каким-либо ценностям, убеждениям, мнениям, действиям, поступ­кам)13. Диспозиции опосредуют взаимосвязь между возникающими си­туациями и иерархией потребностей личности, между ставшей актуаль-

IJ Я д о в В А. О диспозиционнои регуляции социального поведения лич-ностя//Методологические проблемы социальной психологии. М , 1975.

118

ной в этой иерархии потребностью в связи с той или иной конкретной ситуацией. Схематически это выглядит так:

^ ПОТРЕБНОСТИ - ДИСПОЗИЦИИ - СИТУАЦИИ

При опросе активизируются те или иные потребности личности, связанные с самовыражением, желанием как-то подчеркнуть свою при­надлежность к каким-либо социальным группам, и т. д. Мотивы учас­тия в опросе могут быть разнообразными, сама ситуация опроса может интерпретироваться как угодно широко, и, разумеется, высказывание мнений будет зависеть не только от искренности или намерений рес­пондента, но и от возможностей, создаваемых социологом, использую­щим условия и средства исследования, микроситуации самого интервью­ирования или анкетирования. Центральным блоком является опреде­ление респондентом предлагаемых ему в анкете вопросов-ситуаций ис­ходя из актуализировавшихся мотивов, ценностных ориентации, пред­почтений своего Я. Схема 3.1 показывает процесс выработки и высказы­вания мнений, когда конечным результатом «респондентского поведе­ния» оказывается целый ряд ответов-мнений. Задача социолога состоит в том, чтобы установить достоверность мнений о каких-то аспектах се­мейного поведения респондента Важно, оказались ли эти мнения сфор­мированными в процессе опроса или они выражают давно сложившие­ся убеждения, либо в ответах содержатся уже измененные по сравне­нию с прошлым мнения. Схема также показывает, что в ходе опроса уже высказанные и зафиксированные в анкете мнения (как результаты по­ведения) оказывают в свою очередь воздействие на определение ситуа­ции опроса, на интерпретацию вновь задаваемых в анкете вопросов.

Схема 3.1.

^ ДИСПОЗИЦИОННАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ПОВЕДЕНИЯ РЕСПОНДЕНТА

ПРИ ОПРОСЕ

Индивидуальные

потребности

и потребность

участия в опросе


Определение респон

дентом ситуации

опроса и формирова

ние мнений
Социальные ситуации опроса


он-

и зва-




Результаты поведения -высказывание мнений













119

В соответствии с данной схемой можно рассматривать не только поведение опрашиваемого, но и интервьюера, анкетера. Социолог ра­ботает в какой-либо организации, его мотивация профессиональна, он прямо заинтересован в проведении интервью. Мотивация респондента к участию в опросе не столь четкая, даже если это участие каким-либо образом оплачивается.

В теоретически ориентированных исследованиях обычно апеллируют к научной и социальной значимости выявляемых мнений, тем не менее полученное согласие на участие в опросе остается неясным по своим побуждениям Социолог, «уговорив» человека стать респондентом, при­ступает к делу в надежде, что по мере заполнения вопросника кое-что прояснится. Обычно считают, что инициируют сама семейная темати­ка, желание человека поделиться наболевшим, поговорить по душам, исповедаться Именно здесь возникает вопрос о месте проведения оп­роса: проходит он на дому или по месту работы. В советские времена по приказу начальства люди отрывались от работы и независимо от того, выгодно это было им лично или нет, приходилось участвовать в опро­сах Нужность этого мероприятия вышестоящим инстанциям опреде­ляла и ценность самого исследования, и отношение к ученым.

Опрос же на дому требовал от социологов большей изобретатель­ности в смысле уговаривания ведь отнималось много времени от до­машних дел, от заботы о детях (с которыми кто-то должен был зани­маться, если это дошкольники), от ухода за больными и т. д Но вме­сте с тем согласие участвовать в опросе в этих житейских обстоятель­ствах означало наличие мотивированности самих респондентов. Это подтверждается фактом более высокого процента заполнения и возврата оставлявшихся на дому анкет в сравнении с заполнявшимися на рабо­те Таким образом, решение об участии в опросе есть итог действия механизма определения ситуаций, когда просьба социологов и какие-либо личные побуждения делают ситуацию опроса приемлемой (по­скольку возможность отказа всегда имеется даже у тех, кто предпочи­тает подчиняться воле начальства).

В процессе заполнения анкеты диспозиционный блок принятия решений работает активно, так как не по каждому из задаваемых рес­понденту вопросов у него есть готовое, уже сложившееся мнение А поскольку в анкетах требуется отвечать на все вопросы без пропусков, то значит, приходится формировать некоторые мнения «на ходу» С этим связаны разного рода курьезы, когда респондентами начинают оце­ниваться несуществующие фильмы, книги, люди, товары и т. д. Вклю­чая подобные провокационные вопросы, социологи пытаются тем са­мым измерить степень осведомленности опрашиваемых К примеру, поместив в список методов контрацепции несуществующую «мерлиа-

120

цию» и мало кому известную вазектомию, можно получить примерно одинаковые ответы об «эффективности» этих способов, последний из которых означает стерилизацию. В итоге выясняется картина слабой информированности населения о насущных проблемах, дополняемая представлением о действительно имеющем место процессе формиро­вания мнений при заполнении анкеты

Любая анкета представляет собой больший или меньший по объе­му свод головоломок, кроссвордов и ребусов, приводящих в действие всю систему диспозиций, но прежде всего блок определения ситуаций, принятия решений о высказывании тех или иных мнений. Каждый воп­рос — новая задачка, каждый ответ — результат решения, каждое мне­ние — продукт активизации установок и ориентации личности. При опросе человек становится респондентом, т. е. исследователем экспе­риментальных ситуаций, «решателем» лабораторных задач. Исходя из сказанного, будем различать мнения, формируемые в ходе анкетиро­вания, и мнения, уже сложившиеся до опроса.

В связи с этим инструментарий опроса следует оценивать по соот­ношению этих двух типов мнений. Чем больше в анкете вопросов о том, личное отношение к чему отсутствует, тем менее профессиональ­ным является исследование. Если опрос направлен на выяснение мне­ний о демографической ситуации в стране и мире, о методах контра­цепции или лечения бесплодия, то надо позаботиться об уменьшении головоломок. Многие не имеют своего суждения о тенденциях изме­нения института семьи, о демографическом положении страны, о тре­бующихся действиях государства, поскольку это далеко от личного опыта или может даже противоречить ему. Если же изучается конкрет­ное семейное поведение, в котором участники разбираются хорошо, то важно уметь зафиксировать установки и убеждения людей, смешен­ные в сторону их семейной практики, связанные с невольной защитой привычного опыта семейной жизни.

В социологических опросах на семейные темы следует создавать все возможности для высказывания респондентами имеющихся у них мне­ний. Сужение зоны этих возможностей вследствие дилетантизма или элементарной предвзятости существенно искажает результаты. На схе­ме 3.5 показано, что на пути получения надежной информации имеет­ся много препятствий Социолог должен уметь контролировать все эта­пы достижения достоверности мнений по степени их адекватности, искренности, возможности выражения и точности фиксации.

Схема 3.5 ориентирована на выявление самого сложного вида мне­ний — о своем собственном поведении в семье, о семейных взаимоот­ношениях и о жизненной истории семьи и семейных поколений. (Мне­ния о семейной политике исключены как менее сложные, поскольку

121




122

Схема 3.2. ^ ДОСТОВЕРНОСТЬ ВЫЯВЛЕНИЯ МНЕНИЙ ПРИ ОПРОСЕ

через них не выявляются никакие иные поведенческие феномены.) В нижнюю часть схемы включается все то, о чем высказываются мне­ния. Этот блок схемы очерчивает семейную реальность, существую­щую вне всяких научных исследований, и там функционируют мнения членов семьи, высказываемые в обшении друг с другом и не высказы­ваемые вслух, умалчиваемые («подумал, но не сказал»),

Семья — арена непрерывных интерпретаций, никем специально не фиксируемых с точки зрения их адекватности реальному ходу событий. Проблема достоверности появляется только при специальном исследо­вании, в жизни расхождение ожиданий с действительными ситуациями оборачивается стрессами, размолвками, конфликтами и т. п. Разумеет­ся, подобный разнобой в интерпретациях лучше всего исследовать с помощью документов разного рода, так как мнения о взаимоотноше­ниях и о своей роли в них смещены в сторону защиты своего Я.

Однако, если задача состоит в изучении технологического процес­са достижения того или иного результата, если исследовательская за­дача сугубо инструментальна, то возникает проблема достоверности высказываемых респондентом мнений о тех поведенческих феноменах, которые содействовали полученному результату. Если же стремиться к системному изучению семейных мнений, к выявлению всех мнений, в том числе и внеинструментальных (неверных с точки зрения ото­бражения семейных событий, но интересных именно своей субъектив­ностью), то рассмотрение подобных мнений по критерию достовер­ности и обоснованности отпадает. Эти мнения оказываются уже дос­товерными, так как сами по себе важны. Поэтому в схеме 3.2. к ним относятся лишь проблемы измерения по блокам надежности, возмож­ностей выражения и высказывания мнений.

Блок формирования мнений и оценки их с точки зрения адекват­ности и обоснованности относится только к инструментальным ис­следованиям. В схеме различаются «защитные» и «подлинные» моти­вы поведения. Их нельзя трактовать как ложные и истинные, это об­ласть глубинной психологии. Наибольший интерес вызывает при этом защитный мотив, который, согласно польскому психологу К. Обухов-скому, содержит противоречие между провозглашаемой целью и при­меняемыми для ее достижения средствами, так что конкретные дей­ствия обнаруживают иную, часто скрытую от самого человека цель14. Мотив как побуждение к некоему действию или результату всегда ин-струментален, и если результат явно отличается от ожидавшегося, то при отсутствии видимых препятствий или усилий по их устранению можно говорить о наличии подспудной цели.

Обуховский К. Психология влечений человека. М., 1972. С. 28-35

123

К этому надо добавить, что выдвигаемая цель может быть сколь угодно ложной, иллюзорной, фантастической, но если она есть, про­возглашается, то, значит, по успеху ее реализации положено оценивать предпринимаемые действия. Ясно, что, за исключением криминальных и патологических случаев, декларируются социально одобряемые цели (рационализации). Однако фактические действия на самом деле опре­деляются другими целями, осуждаемыми или неприемлемыми лично. Арена семейных интеракций перегружена защитными мотивами и ла­тентно (скрытно) действующими целями. Поэтому любой опрос на се­мейные темы чреват столкновением с защитным поведением респон­дентов.

Например, в интервью о «причинах» различия числа детей в семь­ях социолог столкнется с людьми, высказывающимися о своих р. про­дуктивных мотивах защитного и подлинного характера. Как тут быть с адекватным формированием мнений? Возьмем интервью, ориентиро­ванное на анализ результата (инструментальная направленность). Здесь важно знать, что действительно побудило к итоговому числу детей в семье, и поэтому все, уводящее в сторону, следует устранить как не­адекватное. Поэтому требуется оценить адекватность мнений о под­линных и защитных мотивах рождения, допустим троих детей в семье. И необходимо уметь отличить от них неадекватные мнения о тех же подлинных и защитных мотивах.

Это не казуистика и не игра в слова: надо помнить, что не только в обиходе существуют защитные интерпретации, они создаются также ситуацией опроса. Если перед проведением социологического исследо­вания было решено использовать мнение как источник информации о репродуктивной мотивации (а не разного рода документы), то, учиты­вая всю многозначность мнения, следует позаботиться об измерении через сию призму именно того, что надо измерить.

Мотивы выражаются в действиях, а мнения в словах. Слова о соб­ственных побуждениях не есть мотивы, — это мнения о них. Слова о мотивах, написанные в анкетах социологами, это также мнения, а не сами мотивы. Человек семейный, характеризующийся той или иной мо­тивацией, высказываемой или умалчиваемой им у себя дома, соглаша­ясь стать участником опроса, не просто начинает зваться респонден­том, он начинает анализировать свое поведение, оценивать себя и чле­нов своей семьи, высказывать мнения. Кто поручится, что мнения домашние и мнения для анкеты — всегда одни и те же? А если это раз­ные в чем-то мнения, то как они различаются, как сделать так, чтобы социолог, продумывая заранее анкету и ситуацию опроса, постарался избежать сильного отклонения мнения анкетного от мнения домаш­него об одном и том же предмете?

124

Понятие адекватности мнения специально вводится для оценки дистанции между формируемым под «ученого» анкетным мнением и домашним суждением. Чем меньше при анкетировании воздействий из­мерительных средств на респондента, чем меньше неконтролируемых влияний при общении опрашивающего и опрашиваемого, тем адекват­нее формируемое условиями опроса мнение тому, что существует в семье. Но если социолог не заботится об уменьшении деформации мнений под влиянием условий опроса, то как можно считать сформи­рованные (сфабрикованные, если это делается преднамеренно) ситу­ацией опроса мнения адекватными тем, что имеются на самом деле?

Обсуждаемая здесь проблема не имеет в социологии общеприня­того решения, устоявшейся терминологии. Разные авторы употребля­ют различные словосочетания, зачастую одни и те же слова скрывают если не противоположное, то далекое от сходства содержание. Круп­ный специалист в области изучения общественного мнения Б. А. Гру-шин различает мнение высказанное и мнение действительное. Их не­совпадение зависит, _ во-первых, от общественных условий и свободы выражения мнений в социальной ситуации опроса; во-вторых, отлич­ных качеств респондента; и, в-третьих, от возможностей, создаваемых самой процедурой социологического опроса13.

Неизбежность отклонения мнений «для других» от мнений «для себя» заставляет включить в программу опроса измерение величины и характера этих отклонений. В большинстве учебных пособий по мето­дам социологического исследования излагаются конкретные приемы подобного контролирования. Здесь не место для анализа всех деталей техники опроса, отметим лишь необходимость проведения «пилотажа», пробного или контрольного опроса на небольшой выборке для про­верки инструментария. Только пилотаж как специальная форма вери­фикации применяемых методик позволяет оценить (в целях последую­щей доработки) их надежность. Пилотаж, если угодно, свидетельство профессиональной чести социолога, хотя, увы, иногда пилотажный опрос оказывается завершающим этапом исследования. Без контроля за воздействием условий анкетирования на сами результаты опроса уче­ный обречен на «сундучное исследование» — из сундука извлекается ровно столько, сколько вложено самим социологом.

От адекватности мнений следует отличать проблему обоснованно­сти мнений о мотивации, которая связана с выявлением подлинных, а не защитных мотивов. Если социолог не различает защитных и под­линных мотивов, то рискует в своем теоретическом объяснении, к при­меру, наличия троих детей в семье использовать защитные мотивы

Грушин Б. А. Мнение о мире и чир мнений. М., 1967. С. 252.

125

однодетных респондентов, близкие ему по личному опыту. Зная же об опасности применения защитных мотивов к инструментальному по­ведению, т. е. учитывая риск неверного объяснения результатов пове­дения, он будет думать о том, как исключить защитные рационализа­ции из массы формируемых процедурой опроса мнений, как создать возможности респонденту для выражения имеющихся у него суждений относительно собственной мотивации (подлинной и мнимой). Други­ми словами, в опросах, связанных с выявлением инструментальной мотивации, надо предусматривать процедуры по сортировке мнений, чтобы не вкрались в объяснение защитные спекуляции.

Следует подчеркнуть, что когда ставится культурологическая, эк­зистенциальная (а не инструментальная) задача изучения всех соци­ально-символических значений, сопровождающих, предположим, реп­родуктивное поведение, тогда различение подлинных и защитных мо­тивов снимается. В этом случае любые трактовки своего семейного поведения интересны сами по себе. Если кто-то искренне убежден, что жаждет иметь пять детей, но прекрасно обходится одним, то важно ис­следовать, какую самосохранительную, экзистенциальную функцию для данного человека выполняет настойчивое декларирование этой цели, которая никогда не будет реализованной.

Феноменологическое или экзистенциальное исследование пытает­ся найти латентные функции, которые обслуживаются защитными мо­тивировками. В социологии семьи поиск подобных социально-символи­ческих утверждений важен, поскольку защитное поведение личности часто направлено на интеграцию с семьей, характеризуется адаптивной направленностью. Другое дело, что преобладание защитных аспектов по­ведения в каких-либо семьях может вести (в связи с ригидностью, не­гибкостью подобной адаптации) к их неустойчивости. Таким образом, в феноменологически ориентированном исследовании в отличие от ин­струментального совершенно иные цели: установить все феномены по­ведения в рамках предметной области исследования и определить по ним, какие именно экзистенциальные функции при этом осуществляются. Однако надежность фиксации мнений о данных феноменах контроли­руется точно так же, как и во всех остальных типах опроса. Между тем обоснованными измерениями мнений окажутся те, которые выявят любые символические феномены, включая и защитные.

Достоверность выявления мнений о самых приватных обстоятель­ствах человеческой жизни, о семейном поведении складывается из обеспечения социологом обоснованности измерения семейных фено­менов, адекватности мнений, искренности их высказывания, возмож­ности выражения и из надежности фиксации мнений. Контролирова­ние всех этих моментов (самым легким из которых является контроль

126

искренности высказываний) производится в соответствии с общесоци­ологическими требованиями, содержащимися во всех пособиях по методике и технике социологического исследования. Учитывая специ­фику фамилистических измерений в связи с чрезвычайной интимнос­тью семейных феноменов, следует привлечь внимание к тому виду измерительных средств, который в отличие от прямых вопросов не способен продуцировать активизацию стереотипно-стандартных отве­тов (типа «не сошлись характерами» при лобовой постановке вопроса о причинах развода).

Речь идет о проективной технике, о косвенных или обходных пу­тях выявления мнений, минимизирующих самозащиту респондента. Проективные методики разного рода, включая тесты, применимые в выборочных опросах, — вот одно из средств повышения достовернос­ти данных16. Другое средство — проведение социологического экспери­мента, когда он выступает как метод исследования и жесткого конт­роля одной или нескольких переменных17. Примером такого рода эк­сперимента в социологии семьи является многофакторное исследова­ние роли общения, коммуникации супругов в сфере «ограничения рож­даемости», осуществленное в Пуэрто-Рико американскими социоло­гами и демографами Р. Хиллом, Дж. Стикосом и К. Бэком (в США демография рассматривается как составная часть социологии, т. е. оп­ределяется по роду научного объяснения социальных процессов рож­даемости и смертности, а не по методам исследования, как у нас)18. Наряду с другими параметрами в этом эксперименте измерялось так­же (не очень успешно, правда, из-за недостаточной разработанности теории репродуктивного поведения семьи в конце 50-х гг.) влияние ин­структирования супругов по методам применения контрацепции на их практику в ходе осуществления эксперимента.

В заключение надо сказать, что практика опросов в социологии и демографии семьи полна примеров составления таких вопросов и ва­риантов ответа на них, которые провоцируют защитную мотивацию. В статистике мнений о числе детей в семье получили распростране­ние и невзирая на критику продолжают широко использоваться так называемые вопросы о «помехах» к рождению детей. Под видом мо-

16См., например: Дванесов В С Тесты в социологическом исследова­нии. М. 1982.

17 См.:Куприян А. П. Методологические проблемы социального экс­перимента. МГУ.397!. Он же. Проблема эксперимента в общественной прак­тике. М. 1981. С. 99

ПНШ R.,Stycos J.,Back К. The Family and Population control: A Puerto Rican Experiment in Social Change. 1959. См. подробнее об этом главы по со­циологическим методам в книгах под редакцией Валентея Д. И.: Система знаний о народонаселении. М., 1976; Демография. М., 1997.

727




тивов рождения детей в отчетах используются данные опросов о «при­чинах», мешаюших якобы иметь социально одобряемое число детей в семье.

К сожалению, при этом не учитываются достижения психологии в области изучения мотивации и, в частности, теория «каузальной ат­рибуции» Фрица Хайдера, гласящая, что в повседневности люди вос­принимают любое событие как причинное, т. е. как вызываемое ими самими или зависящее от воздействия окружающей среды. Благодаря трудам Гарольда Келли были выделены два класса атрибутивных ошибок, ошибочного приписывания причин появления каких-либо событий: мотивационные и фундаментальные. Мотивационные ошиб­ки, которые сейчас обсуждаются, выражаются «в пристрастности суж­дений личности, например, в асимметричных приписываниях резуль­татов деятельности: успех — себе, своим способностям и усилиям, не­удачи — трудности самой задачи, обстоятельствам, невезению»19. За­даваемые в анкетах «статистики мнений о рождаемости» вопросы о том, «что вам мешает иметь детей больше, чем есть», специально под­талкивают респондентов признать, что они якобы хотят иметь боль­ше детей и что обычные жизненные трудности будто бы «мешают» им детей иметь «больше». Это типичная атрибутивная ошибка, выз­ванная недостаточным вниманием к сложностям мотивации челове­ческих действий разного рода.

Кстати говоря, относительно недостоверности подобных вопро­сов имеются в социологической литературе по методике массовых оп­росов специальные разъяснения. Например, Элизабет Ноэль, объяс­няя неправильность постановки вопросов типа «Почему вы еще не купили телевизор?» или (что одно и то же), «Что вам мешает его при­обрести?», пишет: «Однако таким образом нельзя получить правиль­ный ответ. Здесь исследователь, чтобы выполнить свою задачу, не может предлагать опрашиваемому вопрос в такой форме. Не вдава­ясь в подробности, можно сразу отметить следующие трудности для респондента: мотивы, о которых здесь спрашивается, многими людь­ми не осознаны, при этом предъявляются слишком высокие требо­вания к наблюдательности и разговорчивости, возможно, затрагива­ются также вопросы престижа. Следовательно, для решения задачи необходимо иначе сформулировать вопрос, причем в данном конк­ретном случае он потребует около 70 анкетных вопросов, которые в целях сравнения необходимо задать...»20.

19 Муздыбаев К. Психология ответственности. Л., 1983. С.,123, 121-125. См. также: Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. Том 2. М., 1986: Майерс Д. Социальная психология. СПб., 1996.С. 101-115.

"Ноэль Э. Массовые опросы. М., 1978. С. 81.

128

Эта дитата из раздела, посвященного тонкостям составления ан­кет, а именно — переводу исследовательского вопроса на язык респон­дента. Большинство теоретических задач, волнующих социолога при разработке анкеты, нельзя просто взять и переадресовать респонден­там, даже если намечаемый опрос касается таких банальностей, кото­рыми переполнена, например, семейная жизнь. Теоретический (целе­вой) вопрос не отождествим с анкетным, требуется перевод с языка исследователя на язык исследуемого. В книге Элизабет Ноэль приво­дится 12 правил, позволяющих избежать ошибок отождествления, но здесь в качестве своеобразного практикума приводится проверка лишь одного из вопросов по этим правилам; читатель сам сможет сформу­лировать их, анализируя нижеследующий пример. Задача опроса — ус­тановить, какая часть населения Гамбурга пользуется общественным транспортом и как часто.

Тут исследовательский вопрос касается известных фактов и лег­ко проверяемых событий, такого типа вопросы не требуют перевода на язык анкетный, и потому на все 12 контрольных вопросов дан ответ «нет». Формулировка вопроса такова: «Относитесь ли Вы к той части населения Гамбурга, которая минимум один раз в месяц ис­пользует общественный транспорт — метро, автобус, трамвай?». (Отметим, что формулировка может быть любой и речь идет не о ней, а об удостоверении в том, что перевод исследовательского воп­роса, приспособление его к языку респондента в данном случае не требуется.)

Проверка этого вопроса на наличие ошибок, требующих перевода на язык респондента (требуется сформулировать 12 соответствующих правил):

  1. Трудно ли понять смысл вопроса? __._ Нет.

  2. Вопрос слишком абстрактен? _^__^__ _^___ _ Нет.

  3. Требуется ли слишком большое красноречие для ответа на вопрос? __Нет.

4 Необходима ли значительная наблюдательность для ответа на вопрос?
_^ Нет.

  1. Предъявляются ли слишком высокие требования к памяти? Нет.

  2. Существует ли опасность утомления из-за большого объема вопроса? Нет.

7 Может ли возникнуть желание угодить кому-нибудь своим ответо\г? Нет.

8. Повлияютли на ответ опасения! страх, недоверие? Нет.

9 Играют ли роль соображения престижа? _ Едва ли.

  1. Носит ли вопрос интимный характер? __^_ Нет.

  2. Есть ли вероятность конфликта с идеализированным представлением оп­
    рашиваемого о себе? .^ , Нет.

  3. Касается ли вопрос неосознаваемых обстоятельств? Нет.

129




ПРАКТИКУМ Теперь читателю предлагается определить, какие из приведенных выше 12 вопросов могут получить однозначно ответ «Да», если тема опроса будет связана с семьей (причем независимо от того, какие именно конкретно аспекты семейных отношений и семейного поведения изучаются).

Следующее задание связано с анализом фрагмента одной из анкет об образе жизни21 Первое, что требуется сделать, это оценить, в ка­кой мере исследовательский вопрос переведен на язык респондента, т е. оценить по 12 контрольным критериям. Далее надо определить, имеются ли в рассматриваемом закрытом вопросе атрибутивные ошиб­ки в соответствии с теорией Хаидера — Келли. Наконец, надо сгруппи­ровать по типам варианты ответов, есть ли среди них те, что активизи­руют защитные мотивы. Ниже дан закрытый вопрос для оценки'

Если у Вас есть дети, то какие обстоятельства препятствуют увели­чению их числа в вашей семье9 — Укажите от I до 3 мотивов

По теме соответствия исследовательских вопросов анкетным ре­комендуется написать курсовую работу на основе отечественных оп­росов семьи 60—80-х гг. и определить все встречающиеся «помехи»,

21Эглите П А Факторы и мотивы демографического поведения Рига, 1984 С 284

130

обобщив их по типам и выделив явно защитные, но та*' \о ,i тз, что вызваны свойствами респондента

^ ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ГЛАВЫ 3

1. Применение системного анализа в социологии семьи позволяет искать и находить системную интеграцию множества интерпретаций семейной реальности Взаимодействие различных перспектив достига­ется с помощью принципа взаимной дополнительности научных школ и парадигм. Системный подход очерчивает границы использования по­нятийного аппарата, предназначенного для описания индивидуально­го поведения, к изучению семьи как целого

2 Социологическое исследование является одной из форм реа­лизации системного подхода к семье Социологическое исследование как разновидность социального отличается от последнего не по ка­ким-то особым методам, а по своему предмету Для всякого социо­логического исследования обязательно измерение системы ценнос­тей, потребностей, мотивов и установок респондентов. Теория за­дает диапазон собираемой и интерпретируемой информации, при работе над теоретическим разделом программы главная задача — описать возможную деформацию данных при выбранных целях и методах исследования.

3. С точки зрения потенциального искажения данных наиболее уязвимым является метод опроса, наименее — анализ документов, тог­да как наблюдение занимает промежуточное положение. Социолог при опросе как бы конструирует через анкету изучаемый феномен, документ же существует в жизни и создан не для исследовательских целей Документ как максимум является первичной интерпретацией, поскольку обращен его создателем к кому-либо. Анкета, заполнен­ная респондентом, и рассказ респондента о своей жизни — это уже вторичная интерпретация, ориентированная на «общество» в лице со­циолога. Трактовка этих материалов ученым — это уже третичная ин­терпретация. Методология показывает, как применяются теории в конкретных обстоятельствах, как возникают методики изучения, т. е. как происходит взаимодействие рабочей концепции с приемами кон­струирования и толкования фактов. Согласно И С. Алексееву и Ф. М Бородкину, в социологии, как и в физике, нет классических объектов наблюдения, не зависящих от наблюдателя и от применяе­мых им инструментов, поэтому в социологии объектом исследования всегда оказывается взаимодействие в системе «объект — условия на­блюдения — наблюдатель».

131

4. При сопоставлении взаимодействий трех методов сбора инфор­мации выясняется, что объекты их наблюдения не могут считаться независимыми от условий исследования и исследователя. Вместе с тем классическая трактовка объекта наблюдения, скорее, относится к до­кументу. В феноменологической социологии все документы есть реи-фицированные продукты обиходных интерпретаций, поэтому данные статистики, справочников, архивов и т. д. лишь в узком смысле могут считаться «естественными», несконструированными.

  1. Следует различать 0-параметры (явно не зависящие от способа
    измерения — пол, возраст, место рождения и т. п.) и S-параметры, ста­
    новящиеся измеримыми лишь в момент взаимодействия условий и
    объекта наблюдения (мотивы, установки, ценности и т. д.). В статис­
    тике мнений о числе детей в семье возможность оперировать цифрами,
    создает иллюзию, будто измеряемая числом детей реальность являет­
    ся классическим объектом наблюдения

  2. В социологии семьи невозможно получить объект наблюдения
    (ОН) как « объект в себе», независимый от условий наблюдения (УН).
    Поэтому результаты опросов воспроизводимы лишь на уровне УН —
    ОН, отсюда описание всех условий исследования в отчетах и публика­
    циях — единственное средство не только проверки, но и понимания
    анализируемых данных. Большинство отечественных публикаций об
    итогах исследований семьи не выполняет основного требования — со­
    здать возможность другим ученым в другое время и в другом месте
    получить те же данные и выводы.

7. Имеется четыре типа взаимодействия СН — УН — ОН, которые различаются в зависимости от метода исследования и по степени не­контролируемости взаимовлияний и деформации данных. Эта неконт­ролируемость различна на этапе разработки теоретической програм­мы. При контент-анализе социолог выступает в роли исследователя, так как имеет место наименее неконтролируемое взаимовлияние. При опросе социолог конструирует ОН, а не контролируем ость взаимовли­яний и деформаций данных наибольшая. На стадии сбора данных при опросе и наблюдении в сравнении с контент-анализом появляется наиболее неконтролируемый тип взаимодействия УН — ОН. На ста­дии анализа данных необходимо соблюдать требование неизменности методик, применявшихся в исследовании.

8 Наибольшая подверженность метода опроса искажениям данных заставляет понять ситуацию опроса как разновидность социального поведения, когда респондент в зависимости от собственного опреде­ления и восприятия исследовательской ситуации формулирует и выс­казывает мнения о своей семье и своем семейном поведении.

132

КЛЮЧЕВЫЕ ТЕРМИНЫ

Адекватное и неадекватное фор­мирование мнений

Включенное и участвующее на­блюдение

Возможности выражения мнений

Искреннее и неискреннее выска­зывание мнений

Исследовательский и анкетный вопрос

Классический объект

Невоспроизводимость системы УН-ОН

Неконтролируемое взаимодей­ствие объекта и условий наблю­дения

Объект исследования

Объект наблюдения ОН

О-параметры

Первичная и вторичная информа­ция

Первичная — вторичная — третич­ная интерпретация данных

Потенциальная деформация дан­ных

Проективные методики и тесты

Социальное и социологическое исследование

Социолог-наблюдатель СН

S-параметры

Типы взаимодействий СН-УН-ОН

Типы и виды мнений о семье и семейном поведении

Условия наблюдения УН

Фиксация мнений

ЛИТЕРАТУРА

Аванесов B.C. Тесты в социологическом исследовании. М., 1982.

Аверьянов Л. Я. Почему люди задают вопросы? М., 1993

Алексеев И. С., Бородкин Ф. М. Принцип дополнительнос­ти в социологии // Моделирование социальных процессов. М., 1970.

Антонов А. И. Проблемы измерения репродуктивной мотива­ции // Развитие населения. М., 1974; Он же: Социологические мето­ды // Система знаний о народонаселении М , 1976; Он же: Социоло­гические методы//Демография. М., 1997.

Антонов А. И., Медков В.М. Второй ребенок М., 1987.

Воронов Ю.П Методы сбора информации в социологическом исследовании. М., 1974.

Груш и н Б. А. Мнения о мире и мир мнений. М., 1967

Жабский М. и др. Методология прикладного социологического исследования. Институт теории и истории кино. М., 1976.

Кун Т. Приоритет парадигм//Структура научных революций. М., 1977.

Куприян А. П Проблема эксперимента в общественной прак­тике. М., 1981.

Лекции по методике конкретных социальных исследований. М., 1972.

Мацковский М. С. Социология семьи. М., 1989.

133

Мельникова О. Т. Качественные методы // Введение в практи ческую социальную психологию. М., 3994.

Муздыбаев К. Психология ответственности. Л., 1983. С. 119—139, 156-181.

Ноэль Э. Массовые опросы М., 1978.

Обуховский К. Психология влечений человека. М., 1972. (Гла­вы 1 и 2.)

Пэнто Р., Гравитц М. Методы социальных наук М., 1972. С. 141-151,197-247.

Рабочая книга социолога. М., 1976.

Филипсом М. Теория, методология и концептуализация // Но­вые направления в социологической теории. М., 1978.

Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. Том 2. М., 1986.

Ядов В. А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975.


tenevaya-ekonomika-17.html
tenevaya-ekonomika-i-kontrolnie-funkcii-tamozhennih-organov-chast-10.html
tenevaya-ekonomika-i-kontrolnie-funkcii-tamozhennih-organov-chast-17.html
tenevaya-ekonomika-i-kontrolnie-funkcii-tamozhennih-organov-chast-6.html
tenevaya-ekonomika-i-kontrolnie-funkcii-tamozhennih-organov-stranica-4.html
tenevaya-ekonomika-ukraini-2.html
  • composition.largereferat.info/plan-raboti-municipalnogo-obsheobrazovatelnogo-uchrezhdeniya-srednej-obsheobrazovatelnoj-shkoli-14-g-lipecka-na-2011-2012-uch-god.html
  • lecture.largereferat.info/abbreviaciya-v-russkoj-i-nemeckoj-politicheskoj-terminologii-kak-problema-perevoda.html
  • thescience.largereferat.info/i-poyasnitelnaya-zapiska-vipiska-iz-uchebnogo-plana-v-chasah.html
  • vospitanie.largereferat.info/vzaimootnosheniya-mezhdu-rnna-i-mestnim-naseleniem-grigorevich-kromiadi-za-zemlyu-za-volyu.html
  • writing.largereferat.info/dglas-prestn-linkln-chajld.html
  • zanyatie.largereferat.info/obozrevatel-rukovodstvo-izdatelskogo-doma-5.html
  • shpora.largereferat.info/zakonodatelnoe-sobranie-krasnoyarskogo-kraya.html
  • lektsiya.largereferat.info/prilozhenie-zakona-rossijskoj-federacii-ot-10-07-1992-g-3266-1-ob-obrazovanii.html
  • student.largereferat.info/1-principi-grazhdanskogo-processualnogo-prava-ponyatie-znachenie-sistema-klassifikaciya-stranica-14.html
  • uchit.largereferat.info/tema-11-socialnaya-politika-gosudarstva-programma-gosudarstvennogo-ekzamena-po-specialnosti-1-25-01-07-ekonomika.html
  • essay.largereferat.info/delovie-i-lichnie-kachestva-sekretarya-chast-3.html
  • lesson.largereferat.info/prichini-i-predposilki-pervoj-mirovoj-vojni.html
  • books.largereferat.info/dolzhnostnaya-instrukciya-zaveduyushej-bibliotekoj-bibliotekarya-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-obshie-polozheniya.html
  • writing.largereferat.info/internet-resursi-gosduma-rf-monitoring-smi-14-aprelya-2006-g.html
  • composition.largereferat.info/optimizacionnie-modeli-mezhotraslevogo-balansa.html
  • laboratory.largereferat.info/v-rossii-vvedut-novie-obrazovatelnie-standarti-informacionnij-dajdzhest-agtu.html
  • credit.largereferat.info/osnovi-defektologii-chast-pervaya-obshie-voprosi-defektologii-stranica-25.html
  • znanie.largereferat.info/bbloteka-harkvsko-specalzovano-shkoli-stupenv-85-harkvsko-msko-radi-harkvsko-oblast-stranica-2.html
  • shkola.largereferat.info/rol-ta-znachennya-derzhavnogo-kaznachejstva-u-proces-vikonannya-derzhavnogo-byudzhetu.html
  • predmet.largereferat.info/rezultativnost-uchastiya-obuchayushihsya-v-tvorcheskih-konkursah-prilozhenie-k-publichnomu-dokladu.html
  • paragraf.largereferat.info/yanvar-vserossijskaya-olimpiada-shkolnikov-po-fizicheskoj-kulture-uchastnik.html
  • tests.largereferat.info/mehanicheskie-konstrukcii-elektronnogo-oborudovaniya-diplomnoe-proektirovanie.html
  • upbringing.largereferat.info/m-o-guzikova-pasportno-vizovie-formalnosti-i-strahovanie-v-mezhdunarodnom-turizme.html
  • shpora.largereferat.info/zachislit-medalistov-podtverdivshih-medal-na-profilnom-ispitanii-stranica-3.html
  • knowledge.largereferat.info/modal-verbs-grammatika-anglijskogo-yazika.html
  • uchit.largereferat.info/spravki-po-telefonu-i-akkreditaciya-po-telefonam-314-65-35-8-921-324-15-03-nataliya-gennadevna-mironenko.html
  • zanyatie.largereferat.info/pravovoe-regulirovanie-lizingovih-otnoshenij.html
  • laboratory.largereferat.info/vneshnetorgovaya-dokumentaciya.html
  • urok.largereferat.info/programma-disciplini-analiz-sociologicheskih-dannih-1-dlya-napravleniya-040200-62-sociologiya-podgotovki-bakalavra.html
  • teacher.largereferat.info/glava-devyataya-raskapivaem-popokatepetl-pojmajte-mne-kolobusa.html
  • uchenik.largereferat.info/-1-celi-nakazaniya-i-principi-ego-naznacheniya-g-p-tihonova-oblozhka-hudozhnika.html
  • crib.largereferat.info/gostinichnij-kompleks-na-semi-holmah-g-hanti-mansijsk-32-stanciya-yunih-turistov-g-hanti-mansijsk-34-stranica-8.html
  • tasks.largereferat.info/2a-klass.html
  • essay.largereferat.info/data-proverki-praktikum-po-organizacii-obucheniya-i-proverki-znanij-po-ohrane-truda.html
  • uchebnik.largereferat.info/vnutrennee-i-vneshnee-probuzhdenie-illyuzornogo-tela-i-nakonec-eti-raboti-yavlyayutsya-neobhodimim-rukovodstvom.html
  • © LargeReferat.info
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.